12.06.2004

MARTA 8 YEARS (День мебельщика)

MARTA 8 YEARS (День мебельщика)

МАРТА 8 ЛЕТ

День Мебельщика. Каждый год летом, вместе с друзьями и коллегами, холдинг "Фабрики Мебели 8 Марта" отмечает один из самых старых профессиональных праздников России. Историю его возникновения вы прочтёте на следующей странице, а пока - о том, что в этот день принято делать и куда мы вас зовём. Всё происходит примерно так: во вторые выходные июня мы собираемся далеко за городом, в лесу, у озера. На два-три дня мы сознательно выключаем себя из жизни города и погружаемся в заповедный хаос жизни в палатках, огней костров, дождей, комаров и всего того, что составляет особенную прелесть средней полосы России. Мы сознательно идем на этот шаг. Во-первых, нам самим хочется отдохнуть, а во-вторых, покидая город, мы избавляемся от клубного или ресторанного официоза и облегчаем жизнь тех, кто не очень любит презентации и дни рождения. Ведь в Москве довольно сложно отказаться от приглашения, потому что, куда б ты не поехал - все рядом и нет проблем с транспортом. Мы забираемся в глушь и хорошо понимаем тех, кто не в состоянии посвятить нам все выходные. Да мы этого и не требуем! У каждого своя жизнь и нам меньше всего хотелось бы вносить коррективы в планы наших знакомых. А вот друзей мы ждем всегда и всегда им рады.

В этом году мы снова будем на нашем старом, проверенном месте и снова отметим праздник с теми, кто не испугается дальней дороги. Мы ждем тех, кто не нуждается в том, чтоб его веселили, а умеет веселиться сам; тех, кто любит посидеть с компанией у костра, кому не страшен дождь и мокрые ветки в лесу; кто любит встречать рассвет у озера. Одним словом, мы ждем всех своих. Костры, рассвет у озера и даже дождь мы в своей программе гарантируем. Остальное - на усмотрение каждого...

УЗЕЛКИ НА НОСУ - ЗАРУБКИ НА ПАМЯТЬ

8 июня (26 мая по старому стилю) 1523 года, в праздник св. Аверкия и Елены, в г. Новгород-Северский шел сильный дождь.

Посадский человек, столяр Козьма Пяткин, выпив по поводу праздника, повздорил с товарищем и, в гневе схватив дубовую лавку, кинулся на обидчика. Однако, нанося удар, он поскользнулся на мокрой земле, и, совершенно нечаянно убил своей лавкой случившегося поблизости литовского рыцаря Кейстута.

Козьму схватила литовская стража, однако Столярная слобода освободила Пяткина. Литовцы осадили слободу, спровоцировав восстание посадского населения, быстро охватившее остальные Северские земли. В результате литовские войска были вынуждены отступить, а города Северских земель были присоединены к Москве.

Великий князь московский Василий III пожаловал Козьму Пяткина боярским званием и повелел ежегодно отмечать день начала восстания как праздник.

В народе праздник быстро назвали "Лавкино Крещение" и праздновали с удовольствием по всему московскому княжеству. В деревнях было принято в этот день обмениваться нехитрой крестьянской мебелью. Чтоб не отрывать людей среди недели от полевых работ, праздник проводили только в субботу и воскресенье (по новому стилю выходят вторые выходные июня). Пытались праздновать только в субботу, но так получалось, что после первого дня гульбы у народа в воскресенье не было сил добраться до церкви ни к заутрене, ни даже к обедне. Деревенские попы, дьяки, пономари и звонари тоже были не в силах справлять службу, поэтому праздник плавно перетекал с субботы на воскресенье, когда во второй половине дня люди потихоньку стягивались за околицу.

Там устанавливалось деревянное чучело литовского рыцаря. После захода солнца мужское население соревновалось в том, кто первым снесет чучелу лавкой голову. Дело это оказывалось совсем непростым сразу по двум причинам: во-первых, народ к этому времени не совсем твердо держал в руках лавки, а во-вторых, было замечено, что какой бы сухой и ясной ни была погода за день до выходных, в дни праздника обязательно шли проливные дожди. А посему мужики скользили и падали.

В 1737 году императрица Анна Ивановна в тот же день 26 мая по старому стилю (8 июня по новому) выдала "Кресельный Патент" тверскому мебельщику Митрофанову, в котором утвердила его право на монопольное производство резных кресел в империи. Праздник, отмечавшийся с молебнами на митрофановских предприятиях по всей России, стал практически государственным.

После официальной части, крестного хода, после отбытия священнослужителей и урядников, начинался "кресельный ход" -иными словами, гульба и веселье мастеров и подмастерьев. Первыми не выдерживали иностранцы (сегодня их бы назвали дизайнерами, конструкторами, менеджерами, а тогда огульно обзывали просто "немцами", независимо от профессии и национальности последних).

В 1774 году праздник на оренбургской мебельной мануфактуре окончился поголовным вступлением мастеровых в отряды Емельяна Пугачева. Впрочем, разразившийся ливень загнал восставших в цеха, где, протрезвев, они забыли к утру о своем непатриотичном решении и потом отважно сражались в рядах ополчения, оборонявшего город вместе с правительственными войсками от пугачевских банд.

 

Прошли века. Боярин Пяткин канул в лету вместе со своей лавкой. Половина Северских земель отошла суверенной Украине. Митрофановкие кресла исчезли. Пугачев не понимал законов развития общества, был уркой и тоже исчез.

НО ПРАЗДНИК ОСТАЛСЯ! ЛАВКИНО КРЕЩЕНИЕ! КРЕСЕЛЬНЫЙ ХОД!

ДЕНЬ МЕБЕЛЬЩИКА!

 

ДИВАНОЙДЫ И ВОСЬМЕРКИ НА ПОЛЕ

Восемь лет назад в России произошло событие, коренным образом повлиявшее на ход тех преобразовательных процессов, которые русские начали еще при Дмитрии Донском и до сих пор пытаются завершить.

Июньской ночью 1996 года по проселочной дороге (по сведениям тех, кто бывал в России, проселочные дороги в этой стране не являются дорогами в полном смысле слова) ехал автомобиль, в котором находились два человека. Один из них - некто Майкл Кравченко (Michael Kravchenko), руководитель холдинга "Фабрики Мебели 8 Марта" (Marta 8 Furn. Mnfcr. Co).

Вторым человеком, сидевшим в автомобиле был человек с непроизносимой (скорее всего - китайской) фамилией Зазулин (Za-ZooLynn), но вполне приличным именем Энди (Andy).

Д-р Зазулин являлся главным конструктором холдинга ФМ 8 Марта. Свой творческий путь, как и большинство талантливых советских людей, он начал с модельного кружка при Доме Пионеров (в СССР это было что-то вроде баптистской воскресной школы). Разумеется, при Советах гениальному ребенку трудно было рассчитывать на успех в жизни. Чтобы как-то скрыть от КГБ полет своей творческой фантазии, юный Андрюша вынужден был часами под присмотром взрослых крутить вокруг себя за веревку кордовые модели самолетов. С одной стороны, как он сам вспоминает, это позволяло ему сосредотачиваться на собственных гениальных мыслях, а, с другой стороны, привело к тому, что человеком он вырос хоть и талантливым, но мнительным и нелюдимым.

Кручение самолета за веревку на одном месте дало свои результаты: сколько раз коллеги пытались крутить г-на Зазулина на месте, чтобы сбить ориентацию в пространстве, однако ж стоило им его отпустить, как Андрей сразу и безошибочно отыскивал кратчайший путь к ближайшему пабу. Редакция не уверена, что, если все это проделать с г-ном Альберто Ниери или г-ном Филиппом Старком, то они покажут результат г-на Зазулина.

Той июньской ночью 1996 года разговор мистера Кравченко и его технического Санчо Пансы вертелся вокруг двух проблем: необходимости разработки новых моделей диванов и уверенностью Андрея в том, что подобные вопросы в их стране решаются только с помощью водки. Слово за слово друзья пытались отыскать компромисс.
Ровно в полчетвертого утра автомобиль заглох в треугольнике между деревнями с поэтическими названиями Чайниково, Телешове и Новоселки. Впоследствии это место назовут Мартовским Треугольником.

В России, тем более, ночью, в поле, автомобиль может заглохнуть по нескольким причинам. Тем не менее, что-то подсказало г-ну Зазулину, что дело тут вовсе не в машине. "Я почувствовал, словно какой-то холодок пробежал у меня по спине",- говорит Андрей. Правда, он стоял на улице в одной майке и когда мистер Кравченко накинул на него тулуп, холодок сразу исчез.

Вдали, на поле, виднелись огни, которые друзья приняли за Чайниково. Решив идти на огонь за помощью, Майкл и Энди тронулись было в путь, но тут же остановились, поняв, что перед ними мерцают не окна деревенских домов, а иллюминаторы большой летающей тарелки.

"Я почувствовал, словно бы меня в жар бросило",- вспоминает Андрей. Правда, тут мистер Кравченко снял с него тулуп и ощущение жара исчезло. "Знаете,- делится со мной Андрей,- как будто снова холодок по спине пробежал... "

Тарелка, по форме напоминающая диван "Риорда", стояла прямо посредине поля, у небольшого чистого озера. Часть экипажа суетилась вокруг аппарата, гремя ключами, что-то сверля и прикручивая. Еще три инопланетянина, наловив в озере рыбы, варили уху в гнутом мерцающем ведре из неизвестного на земле металла.

Вокруг аппарата лежали несколько кресел, явно вытащенных из пилотской кабины, чтобы облегчить ремонт. Г-н Кравченко посмотрел на эти кресла, на инопланетян, на Андрея и произнес то самое знаменитое слово: "ДИВАНОИДЫ!!!" А Андрей, в конструкторской груди которого все ныло и свербело, под шумок потянул к ближайшим кустам одно из кресел.

... Мат колхозного пастуха, выгнавшего на поле стадо коров, прозвучал как гром среди ясного неба. Диваноиды покидали кресла в кабину и с плачем полезли в нее сами. Какое-то время жужжал стартер, потом тарелка завелась и улетела. Летела она неровно, как-то косо и криво, да и мотор работал так себе: видимо, диваноиды не все починили...

 Пастух угнал стадо, и на поле остались только двое землян да утащенное Андреем в кусты кресло. Г-н Кравченко не поленился сбегать к потухающему костру и принес уху в гнутом мерцающем ведре из неизвестного металла. Андрей тем временем разобрал кресло на части и погрузил его в машину. Светало. Было без десяти четыре...
А когда рассвело окончательно, то друзья, доедающие уху из гнутого неземного ведра, вдруг увидели, что на поле, там, где стоял аппарат диваноидов, остался след в форме правильной восьмерки...

Вот уже несколько лет сотрудники холдинга "Фабрики Мебели 8 Марта" во вторые выходные июня приезжают на это место и празднуют здесь день рождения своего предприятия. В этом году ему исполняется восемь лет. Праздник длится долго и, как правило, почти все, кроме Кравченко и Зазулина, к трем часам утра засыпают. Но эти двое не спят.

Андрей ходит по полю, нарезая восьмерки по тому месту, где был оставлен след и ждет очередной посадки аппарата. После того как в Италии закончились исследования материалов, из которых было сделано диваноидное кресло, холдинг приступил к выпуску сразу нескольких моделей, в основу которых положены принципы неземного комфорта. Последняя разработка - диван "Сиэтл" с наполнителем, который сам запоминает форму сидящего, - прямое следствие встречи с диваноидами в Мартовском Треугольнике. Разработка оказалась настолько революционной, что ее долгое время приходилось выдавать за результат совместного труда российских и итальянских дизайнеров. Андрей ждет новой встречи с диваноидами в надежде кое-что обсудить с их техническим руководством. А Кравченко не спит, потому что всерьез верит, будто диваноиды могут вернуться за своим гнутым ведром из неизвестного металла. С половины четвертого до без десяти четыре утра каждое лето во вторые выходные июня он сидит с ведром у озера и приманивает диваноидов, время от времени легонько позвякивая ключами от машины о мерцающий гнутый бок...

P.S. Говорят, у сотрудника фабрики г-на Алика Коваленко после посещения этого места открылся третий глаз и сейчас на подходе -четвертый.